Главная » Статьи » Книги в архивах

Сущность права залога в германском и российском праве
© А.В. Калмыкова
 
В современных условиях правовая конструкция договора залога благодаря своей универсальности используется в различных экономических моделях. Развитие современной российской науки гражданского права должно происходить в том числе и за счет концепций, сформулированных и апробированных на базе иных правовых систем. Однако при творческом заимствовании следует учитывать традиции российской цивилистики, действующее законодательство, сложившиеся положения российского гражданского права и соответствующие доктринальные установки.
В России существуют некоторые проблемы, недоработки и коллизии в законодательном регулировании залоговых правоотношений, которые сдерживают развитие хозяйственного оборота. В статье рассмотрены понятие залога, особенности залогового права в Германии и России, проанализирована возможность использования германских конструкций в российском праве.
Регулирование залоговых отношений и в российском, и в германском праве осуществляется комплексом законодательных актов.
В нашей стране основным документом является ГК РФ. Закон РФ от 29 мая 1992 г. № 2872-1 «О залоге» (ред. от 26 июля 2006 г.) (далее - Закон о залоге) применяется в части, не противоречащей ГК РФ (ст. 4 Федерального закона от 30 ноября 1994 г. № 52-ФЗ «О введении в действие части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации»). Залог недвижимого имущества (ипотека) регулируется Федеральным законом от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (в ред. от 30 декабря 2004 г.) (далее - Закон об ипотеке).
В германском законодательстве нет общих норм о залоге; в литературе принято считать таковыми положения Гражданского уложения Германии (Bergerliches Gesetzbuch, далее - BGB).
В BGB даются различные определения понятий залога в зависимости от вида. При этом следует отметить, что в Германии понятие «залог» или «залоговое право» (Pfandrecht) используется только в ч. 8 BGB, касающейся залога движимого имущества и прав. BGB в ч. 7 регулирует ипотеку, поземельный, рентный долг и использует соответственно термины Hypothek, Grundschuld, Rentenschuld, которые обыкновенно объединяются в теории под общим понятием Grundpfandrecht - «залоговое право на недвижимые вещи». BGB определяет его как обременение земельного участка таким образом, что лицу, в пользу которого установлено обременение, подлежит выплате определенная денежная сумма за счет земельного участка. В германской доктрине использование термина «залоговое право» иногда и сегодня вызывает возражения по отношению к поземельному и рентному долгам, которые не всегда обеспечивают денежное требование. По мнению немецких ученых, даже если оно обеспечено, то ни поземельный, ни рентный долг нельзя относить к разновидности ипотеки, всегда однозначно обозначаемой как «залоговое право» из-за своей тесной связи с обеспечиваемым требованием. Однако еще В.И. Синайский отмечал, что в германском праве, которое он называл передовым, залоговое право на недвижимые вещи используется в тесном смысле (только ипотека) и в широком смысле (включая вотчинный долг, под которым он понимал поземельный долг).
Установленное законом (§ 1204 BGB) содержание залогового права на движимые вещи состоит в том, что движимая вещь может быть обременена таким образом, чтобы кредитор был вправе требовать удовлетворения за счет вещи.
Несмотря на то, что определения понятий отдельных видов залоговых прав имеют некоторые отличия, необходимо отметить то, что во всех них непременно подчеркивается их вещный характер. Вот почему регулирование залоговых прав в Германии во многих случаях аналогично регулированию права собственности. Законодательно закрепленная классификация залогового права в качестве ограниченного вещного права связана с тем, что оно выделяется из права собственности в виде вещного правомочия залогового кредитора на реализацию предмета залога. Однако, на наш взгляд, предоставленное залогодержателю вещное притязание (право требования) на претерпевание собственником принудительной реализации предмета залога, а также обязательственное и вещное правоотношения на основании, соответственно, обязательственных и вещных договоров (предусмотренных в качестве необходимого фактического состава возникновения залогового права), свидетельствуют о том, что правовая природа залогового права в германском праве является смешанной - вещно-обязательственной.
 
Категория: Книги в архивах | Добавил: Ботвинник (07.07.2014)
Просмотров: 205 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0