Главная » Статьи » Интересные статьи

Ограничение правоспособности коммерческих организаций на рынке управления многоквартирными домами
© Т.О. Якубова
 
На рынке управления многоквартирными домами действуют как коммерческие, так и некоммерческие организации. Причем, если некоммерческие организации создаются с конкретной целью деятельности в сфере коммунального хозяйства (удовлетворение потребностей граждан в жилье, управление, создание, содержание, сохранение и приращение общего имущества многоквартирного дома, предоставление коммунальных услуг и тому подобное), то коммерческие юридические лица, обладая общей правоспособностью, могут заниматься любыми видами деятельности. Насколько это правильно, попробуем разобраться в настоящей работе.
Не касаясь вопросов сущности общей правоспособности юридических лиц, в отношении которой законодательство и доктрина имеют устойчивое и схожее представление, рассмотрим проблему определения и квалификации ограниченной «суженной» правоспособности, относительно которой на протяжении многих лет в России не прекращаются дискуссии.
Если обратиться к советскому законодательству, то оно уже закрепляло специальную правоспособность организаций и через уставные или нормативные цели деятельности последних (ст. 26 ГК РСФСР), и посредством запрета на совершение сделок, противоречащих данным целям (ст. 50 ГК РСФСР).
Действующий Гражданский кодекс РФ не столь императивен в отношении правоспособности юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, и устанавливает для многих из них общую правоспособность, то есть, наделяет их правом приобретать и осуществлять свои гражданские права по своей воле и в своем интересе через участие в хозяйственном обороте в любой сфере предпринимательства, если только это непосредственно не запрещено законом.
Такой же правовой позиции придерживаются Высший Арбитражный Суд РФ и Верховный Суд РФ, прямо указывающие на общую правоспособность коммерческих организаций.
Тем не менее, некоторые авторы утверждают, что, несмотря на отсутствие законодательного запрета на осуществление каких-либо видов деятельности, все юридические лица, в отличие от лиц физических, имеют специальную правоспособность. Собственно, по мнению указанных ученых, такая правоспособность изначально предусмотрена в уставах и положениях.
Данная концепция не нова, прошло уже более ста лет как правоведы пришли к выводу, что характер и содержание правоспособности юридического лица отличаются от тех же критериев правоспособности физического лица (гражданина). Еще В.И. Синайский говорил об ограниченной правоспособности юридического лица, обосновывая это тем, что учреждение должно иметь специальную правоспособность, дабы не господствовать над человеком.
Такой же позицией руководствовался и Кассационный Департамент, указав в 1882 г. - положение юридического лица как субъекта права отличается от положения лица физического только тем, что деятельность юридического лица ограничивается задачами, которые имелись в виду при его учреждении, а также прямо выраженными изъятиями из общих законов.
Тем не менее, федеральный законодатель применяет режим ограниченной правоспособности только для некоммерческих организаций, для государственных (муниципальных) унитарных и казенных предприятий, несмотря на то, что они являются коммерческими организациями, а также для указанных в федеральном законе отдельных видов коммерческих юридических лиц (например, кредитные, страховые, аудиторские организации). Такой дуалистический подход, в принципе, характерен для современных общественных отношений, что побуждает ученых к поиску обновленных правовых образований, регулирующих комплексные и смежные отношения.
С позитивистских позиций, любое нормативное ограничение правоспособности следует рассматривать как введение режима специальной правоспособности. Однако применять ограничения для всех юридических лиц было бы неправильно. По сути, государство, сужая правоспособность организации, признает ее деятельность значимой и необходимой для правопорядка, как с социальной, так и с экономической точки зрения. Это говорит о том, что помимо основной цели, которая объединяет все коммерческие организации, а именно получение прибыли, такие субъекты преследуют еще и общественно полезные цели, причем настолько значимые для социума, что государству приходится путем законодательного запрета ограждать их от предпринимательского риска в иных сферах деятельности путем прямого запрета. Здесь можно видеть ограничение свободы предпринимательства, в части свободного использования в свою пользу и в своем интересе принадлежащего предпринимателю имущества. Правовой режим, как поведения самого субъекта, так и его имущества, носит ограничительный характер.
Таким образом, законодательно ограничивая правоспособность таких коммерческих организаций, государство, в том числе, защищает себя от негативных явлений, которые обязательно следуют при их банкротстве и ликвидации (всем известно, как общество реагирует, когда прекращает функционировать какой-либо банк или страховая организация). Говоря о правоспособности указанных организаций, отличающихся особой социальной значимостью для государства и общества, можно согласиться с авторами, которые считают ее исключительной.
Исключительная правоспособность присутствует только в теории гражданского права и означает, что организация обладает правом осуществлять только определенный вид деятельности, соответственно с запрещением на осуществление иных видов предпринимательской деятельности5. Это соответствует положениям, закрепленным в законодательстве, регулирующем такие виды предпринимательской деятельности, как банковскую, страховую, аудиторскую и тому подобное.
Возвращаясь к управлению общим имуществом многоквартирного дома, следует признать, что эта деятельность чрезвычайно социально и экономически значима и ее ценность для государства и общества имеет намного больший вес, нежели чем страховая или банковская деятельность. Здесь ясно просматривается тенденция необходимости оптимизации баланса публичных и частных интересов посредством механизма правового обеспечения рассматриваемых отношений.
Помимо указанного основания ограничения правоспособности управляющей организации, не следует забывать об особом правовом режиме имущества, находящегося в ее управлении. Как уже говорилось ранее, правовой режим имущества может накладывать ограничения на участника хозяйственного оборота, который владеет и пользуется им.
Конечно, было бы юридически некорректно отождествлять режим хозяйственного ведения, оперативного управления унитарного предприятия и режим управления общим имуществом многоквартирного дома. Тем не менее, как и унитарное предприятие, управляющий общим имуществом дома заметно ограничен в своих действиях в отношении доверенного ему имущества, тем более, что указанное имущество обладает специфическими качествами, которые также ограничивают управляющего в его экономической деятельности.
Также, следует подумать о законодательном запрете для управляющего многоквартирным домом на круг сделок, иных юридических действий, которые могут привести к уменьшению активов последнего, ухудшению его имущественного положения, так как это в итоге может привести к ненадлежащему исполнению обязательств по договору управления многоквартирным домом или к невозможности его исполнения в целом. Ограничить правоспособность юридического лица можно двумя способами: прямым указанием закона и решением участников (учредителей), зафиксированном в уставе коммерческой организации.
Второй способ в нашем случае явно не подходит, так как надеется на разумность поведения российских коммерческих организаций, предлагая им самостоятельно ограничить себя в рамках устава, тем самым сократив получение предполагаемой прибыли, не стоит. Тем более, по общему правилу государство при регистрации не должно определять социальную значимость будущей деятельности организации. Во всяком случае, закон не устанавливает каких-либо правовых последствий оценки цели создания юридического лица как его интегрирующего начала (единственно, чтобы цель создания не противоречила правопорядку) и запрещает мотивировать отказ в регистрации по мотивам нецелесообразности или социальной неполезности. Такое ограничение правоспособности реально устанавливать только федеральным законом, посредством внесения дополнений в Жилищный кодекс РФ. Правоспособность управляющего многоквартирным домом должна быть ограничена целью реализации функций некоммерческого характера, содержащихся в Жилищном кодексе РФ.
Таким образом, деятельность управляющей организации по управлению имуществом многоквартирного дома не подлежит совмещению с другими видами предпринимательской деятельности, непосредственно не связанными с жилищно-коммунальным хозяйством. Данное положение не будет противоречить действующему законодательству, так как предусмотрено п. 2 ст. 49 ГК РФ.
Возможно, с таким подходом многие будут не согласны, мотивируя это дискриминацией в отношении таких субъектов, подрывом их экономической и финансовой устойчивости. В таком случае, как один из вариантов, можно не вводить абсолютный запрет на иные виды деятельности, кроме тех, которые связаны с управлением многоквартирными домами и обслуживанием в сфере жилищно-коммунального хозяйства. Оставив паритет указанного направления деятельности, можно допустить управляющую организацию к другим разрешенным промыслам, но ограничить их объем, например, 10% предельного значения выручки от реализации товаров (работ, услуг) и балансовой стоимости активов данного юридического лица.
Категория: Интересные статьи | Добавил: Ботвинник (21.06.2014)
Просмотров: 151 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0